Любовь в Античной Греции

В свите богини любви Афродиты было много богов -- покровителей любви. Один из них олицетворял собой начало и конец любви (у Эрота была стрела, рождающая любовь, и стрела, гасящая ее), другой -- плотские вожделения (Гимэрот), третий -- ответную любовь (Антэрот), четвертый -- страстное желание (Поф), пятый -- любовные уговоры (богиня Пейто), шестой -- брак (Гименей), седьмой -- роды (Илифия). И раз были боги любви и даже теории любви, то откуда же они брались, если не из любви?

При древних храмах жили тогда жрицы любви, их почитали, а любовь обожествлялась как таинственная сила. Конечно, это еще простой эрос, телесный, лишенный духовности. Но уже и в те времена людям ясно было, что этот эрос не просто животное чувство, - он очеловечивает человека.

Любовь как высшая степень хорошего эмоционального отношения "я" к "не-я" колеблется между себялюбием, где "не-я" -- это "я", и "друголюбием", любовью к "не-я", за которой, однако, может скрываться опосредованное себялюбие, когда предмет любви ("филэтон") сводится лишь к объекту и к средству удовлетворения себялюбия, а не рассматривается как нечто самоценное, как нечто даже более ценное, чем "я". Любовь в первом смысле -- любовь потребительская. Это не настоящая любовь. Только вторая, самоотверженная, любовь истинная. Гегель не зря сказал, что настоящая любовь -- это обретение самого себя в отказе от самого себя и в исчезновении себя в другом. Настоящая любовь самоотверженна. Она включает в себя и элемент жалости и сострадания к предмету любви.

Сократ доказывает, что любовь к прекрасному -- это любовь к своему благу, любовь к вечному обладанию этим благом, любовь к бессмертию. Но люди смертны. Та доля бессмертия, которую дали людям бессмертные боги, -- способность к творчеству (а это "все, что вызывает переход из небытия в бытие"), к рождению ("рождение -- это та доля бессмертия и вечности, которая отпущена смертному существу"). Однако стремление к прекрасному имеет и более высший смысл. Это стремление к идеальному, небесному, точнее говоря, занебесному миру. Обыватель любит прекрасные вещи, прекрасные тела. Но философ любит прекрасное само по себе. Оно чисто, прозрачно, беспримесно, не обременено человеческой плотью, красками и всяким бренным взором, оно божественно и единообразно. Увидев хоть раз такое прекрасное, человек не может уже жить прежней жалкой жизнью. Такой человек родит уже не призраки добродетели, а саму добродетель, не призраки истины, а саму истину...

Все же в Древней Греции (и позднее в Риме) любовь ценилась высоко. В "Пире" содержится подлинное прославление любви. Более того, там говорится и о ее положительном нравственном содержании. "Ведь тому, чем надлежит руководствоваться людям, желающим прожить свою жизнь безупречно, никакая родня, никакие почести, никакое богатство, да и вообще ничто на свете не научит их лучше, чем любовь".

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >